Что такое нос и зачем он нужен

Зачем человеку нос?

Неисповедимы и неожиданны пути поиска. Бывает, что случайно замеченный факт ведет к научному открытию. Такая случайность, как правило, закономерна. Недаром И. П. Павлов говорил, что тот, у кого в голове нет идей, не заметит и фактов. Виктор Андреевич Буков изучал рефлексогенную зону верхних дыхательных путей. Однажды, в сотый раз повторяя опыты по изучению влияния влаги на носовые пути кролика, он вместо воды случайно взял раствор поваренной соли. Животное погибло. В чем дело? Ведь поваренная соль — хлористый натрий — входит в состав слез, от которых, как известно, никто не умирает. Виктор Андреевич сознательно повторяет ошибку. Результат тот же. В чем же дело? Почему? Это почему присоединилось к десятку других. И один из вопросов был самым неясным. Если его сформулировать кратко, он будет звучать, пожалуй, не совсем серьезно: зачем человеку нос?

Оговоримся заранее: речь идет о наружном носе, победно сидящем посреди лица и привычном нашему взгляду. В сущности, вопрос мало соприкасался с темой исследований, но мысль пришла — и избавиться от нее было уже трудно.

У животных нет столь выраженного наружного носа, они великолепно обходятся без него. Нос есть только у человека. Зачем же он ему? Какую роль играет в организме? Что это — просто украшение?

В природе все целесообразно. Известно, что на длительном пути развития в организме сохраняются, развиваются и совершенствуются те же ткани и органы, которые связаны с определенными функциями. Все ненужное постепенно видоизменяется и отмирает. Но тенденции к исчезновению носов у людей не обнаружено. Значит, нос нужен?

Нос имеет свою историю. У древнего человека нос был очень маленьким. У первобытных людей он уже занимает более видное место на лице. Но лишь много позднее обретает нынешние размеры. Каждый человек в своем развитии как бы вкратце повторяет историю всего человеческого рода — от клетки к существу мыслящему. Претерпевают эволюцию и все органы. Нос не исключение. У всех детей при рождении форма и величина носов более или менее одинакова. Ребенок растет, развивается, начинает говорить, и только годам к двум нос его, так сказать, обретает индивидуальность.

Человек без носа — нечто фантастическое… Помните крик души гоголевского майора Ковалева, у которого вместо носа — «место совершенно гладкое, как будто только что выпеченный блин»? «— Боже мой, боже мой! За что такое несчастие? Будь я без руки или без ноги — все бы это лучше, будь я без ушей — скверно, однако ж все сноснее; но без носа человек — черт знает что: птица не птица, гражданин не гражданин; просто, возьми да и вышвырни за окошко!»

Человеку даны глаза, чтобы видеть, уши — чтобы слышать. Нос — чтобы дышать, различать запахи, кроме того, согревать, увлажнять и очищать вдыхаемый воздух? Но животные справляются с этим не хуже, чем человек, и великолепно обходятся без наружного носа. Значит, существование наружного носа связано с функцией, присущей только человеку. Но какой?

Насморк. Казалось бы, пустяк, а как плохо себя чувствуешь. Голова кружится и болит, труднее работать. Если заложен нос, сон неглубокий, беспокойный. Дети, если они привыкли дышать только ртом, хуже учатся, чаще болеют.

Раздражением носовых путей врачи лечат больных. Назначают орошения, ингаляцию, электропроцедуры, и не только при насморке, но и при таких, казалось бы, далеких от носа болезней, как язвенная болезнь желудка и двенадцатиперстной кишки, различные неврозы. Человек в обмороке — ему дают понюхать нашатырный спирт, и сознание возвращается.

А вот еще факты. Жители степей издавна заметили, что зрение обостряется, если дышать носом через мокрый платок. Отличное зрение, как правило, у моряков.

И научные исследования и житейский опыт утверждают одно: верхние дыхательные пути оказывают многообразное и сложное влияние почти на все функции организма. Носовые пути покрыты чрезвычайно богатой сетью рецепторов, которые раздражаются от температуры, влажности, запахов, движения воздуха. Здесь постоянно возникают мощные потоки импульсов, которые направляются в центральную нервную систему и через ее посредство влияют на весь организм: на дыхание, кровообращение, работу сердца, почек, желудочно-кишечного тракта…

Но носовая полость животных сплошь покрыта подобными же рецепторами, и функционируют они по тому же принципу. Зачем же все-таки наружный нос? Активное движение нередко приглушает и душевную и физическую боль. Если кошке нечаянно прищемили хвост, она начинает мяукать, извиваться, царапаться, выражать свой протест в весьма активной форме. И человек при сильной боли кричит, плачет, делает массу, казалось бы, ненужных движений. В чем здесь дело? Боль, испуг, всякое сильное раздражение немедленно передается в кору головного мозга. А клетки коры чрезвычайно хрупки, невыносливы. Если они получают слишком большой заряд импульсов, возникает угроза срыва их деятельности, Чтобы помешать этому, защитить нежные корковые клетки, организм выработал специальную охранительную систему.

Кошка мяукает и бросается на стену, человек закусывает губу… Так инстинктивно создаются конкурентные очаги возбуждения. Два очага ослабляют, гасят друг друга. Только боль может вывести животных из состояния относительного «душевного» покоя. Они умеряют ее активными мышечными движениями. Это вступает в действие механизм индукционного торможения. Для защиты нервной системы животного его достаточно.

Иное дело у человека… Он спокойно сидит за письменным столом. Звонит телефон. Сообщают о несчастье. Нервные клетки получили сильный концентрированный удар, который превосходит их выносливость. Но человек не кричит, не бежит, не бьется головой о стенку спасаясь от неминуемой опасности, клетки коры могут мгновенно выключиться: это вступит в действие еще один охранник — запредельное торможение. Если оно разливается по всей коре головного мозга, человек теряет сознание, падает в обморок. Если выключаются отдельные участки коры, возникает временная потеря зрения, слуха, способности двигаться.

Вторая сигнальная система — возможность говорить, мыслить — неизмеримо возвысила человека над всеми живыми существами. Она сделала его бесконечно могучим и в то же время — ослабила. Слово приобрело решающую власть над нервной системой, сплошь и рядом подвергая ее опасности перевозбуждения. Когда человек относительно неподвижен, спасительное индукционное торможение отсутствует. Остается запредельное, но оно невыгодно для организма. Представьте, как невыносимо трудно было бы жить, если бы при любом мало-мальски сильном потрясении или испуге люди падали в обморок, лишались зрения, застывали на месте. Пожалуй, такое свойство, сопутствующее второй сигнальной системе, ликвидировало бы все ее положительные качества. Слишком дорогой ценой пришлось бы заплатить за возможность мыслить! Но на помощь пришел неожиданный друг — слезы. Человек не перестал говорить, зато научился плакать. Здесь-то и пригодился нос.

«Поплачь — легче будет»… В этом простом древнем совете скрыт глубокий смысл. Мгновенное обильное орошение слезами чрезвычайно сильно (вспомним погибшего кролика!) раздражает рецепторы носовой полости. В мозгу создается новый мощный очаг возбуждения, который отводит от корковых клеток опасность перенапряжения. Принцип действия «слезного механизма» несложен. Всеобщее возбуждение корковых клеток ведет к расслаблению «зажимов» слезно-носовых каналов. Слезы извергаются из своих хранилищ и прежде всего, стекают в носовые пути, орошая и возбуждая расположенные там рецепторы.

Организм регулирует роботу «слезного механизма» и редко запускает его на всю мощность. Когда раздражение клеток коры не слишком сильно, в «слезном механизме» нет надобности. Иногда «клапаны» носовых каналов расслабляются не полностью, слез стекает мало, а на поверхность они и вовсе не выходят. Только дыхание учащается и чувствуется щекотание в носу.

Чем сильнее возбуждение, тем интенсивнее плач. Человек всхлипывает, судорожно вздыхает, громко рыдает. К основным, исходным раздражениям рецепторов носовой полости прибавляются дополнительные раздражения рецепторов гортани, дыхательных путей и т. д. действующие в том же благодетельном направлении.

Слезам подвластны все люди независимо от характера, силы, выдержки. Не верьте, если человек утверждает, что он «не умеет плакать». Просто его корковые клетки очень выносливы к раздражениям; не так легко создается угрожающее перевозбуждение, и большей частью нет необходимости в использовании «слезного механизма». Но этот механизм бдительно стоит на страже нервного благополучия, готовый в случае надобности охранить мозг от слишком большого горя и слишком большой радости.

Могут ли плакать животные? Нет, не могут. Это одна из привилегий человека. Опоэтизированные слезы собак, лошадей, загнанных зверей — это не следствие их чувств, а просто усиленное орошение роговицы глаз; предохраняющее ее от высыхания. Эту же работу «по совместительству» выполняют слезы и в нашем организме.

Но как все-таки слезы связаны с носом? Неужели без носа человек не мог бы плакать? Да, именно так. Видимо, форма нашего носа наиболее благоприятна для работы «слезного механизма».

Помните любопытного слоненка из сказки Киплинга? Злой крокодил вытянул ему нос, превратил маленькую курносую пуговку в длинный, гибкий хобот. В развитии человека роль такого крокодила — только доброго — сыграли, очевидно, слезы. Сотни тысяч лет они усиленно раздражали носовые пути, а это приводило к постепенному росту числа рецепторов. Но чем больше рецепторов, тем больше должна быть и площадь слизистой оболочки, на которой они размещаются. Поэтому можно предполагать, что увеличение внутренней поверхности носа неизбежно сказывалось на изменении его костно-хрящевой основы — на размерах этого органа.

На первых этапах развития человечества вторая сигнальная система была примитивна, нейтрализовать ее опасное влияние было несложно. Крошечный носик наших предков вполне справлялся с этой задачей. Так что наш нос вырос не сразу, он послушно следовал за развитием второй сигнальной системы.

Современная жизнь дает человеку необозримое богатство впечатлений, чувств, переживаний. Нашей центральной нервной системе постоянно приходится выдерживать бурные атаки самых разнообразных раздражителей. По сравнению с ними переживания наших предков кажутся детски несложными. Но тем не менее современный человек значительно реже пользуется «слезным механизмом» — научился сдерживать свои чувства. Вспомните, как часто и горько плачут дети — по любому пустяку! Так же часто плакали наши предки, вспыльчивые и раздражительные.

Дело в том, что по мере развития рода человеческого развивался и совершенствовался еще один вид торможений — внутреннее. Оно связано с чертами характера, таким и как самообладание, выдержка; мужество, дающими человеку возможность возвыситься над любым несчастьем, воспротивиться ему.

Внутреннее торможение развивается постепенно, и поэтому оно не может дать мгновенного отпора нервному потрясению. Вот почему при всех его положительных качествах оно не заменило и не сможет заменить индукционное, внешнее торможение, проявляющееся в работе «слезного механизма». Очевидно, человек никогда не разучится плакать. А значит, ему всегда будет нужен нос!

Автор: Т. Костыгова, Г. Никулина.

P. S. О чем еще говорят британские ученые: о том, что еще благодаря нашим носам мы можем оценивать прекрасные ароматы, например, когда курим кальян. Тем более если это какой-нибудь качественный ehose starbuzz оптом оптом купленный у самих производителей.

Похожие публикации:



что такое нос и зачем он нужен:Зачем человеку нос? Неисповедимы и неожиданны пути поиска. Бывает, что случайно замеченный факт ведет к научному открытию. Такая случайность, как правило, закономерна. Недаром И. П. Павлов