Кто такой яновский в калуге

Иван Семенович Яновский

Отправлено 27 Август 2015 — 20:19

Если имена морских офицеров, участников героической обороны Севастополя 1854 — 1855 гг. уроженцев земли Калужской Михаила Федоровича Белкина и Петра Афанасьевича Чебышева хорошо известны историкам и краеведам, то имя Ивана Семеновича Яновского долгое время оставалось в тени. Виной тому его ранняя гибель на крымской земле и крайне малое количество материалов о нем в калужских госархивах.

Иван Семенович родился в 1831 году в Калуге в семье известного мореплавателя, бывшего главного правителя российских колоний в Америке Семена Ивановича Яновского (1789 — 1876 гг.). Отец будущего героя Крымской войны 17 лет (с 1834 по 1851 год) находился на должности директора калужских училищ и возглавлял Калужскую мужскую гимназию, куда и поступил учиться в восьмилетнем возрасте его младший сын Иван.

В неофициальной информации «Калужских губернских ведомостей» от 6 октября 1840 года помещен список учеников гимназии, которые заслужили поощрение за отличную учебу. Среди награжденных почетными грамотами — два сына Семена Ивановича: Николай (гимназист 2-го класса) и Иван (гимназист 1-го класса).

В тех же «Калужских губернских ведомостях» в последующие годы неоднократно сообщается о благотворительных концертах, на которых выступали (игра на фортепиано, сольные номера, декламация стихов) сыновья Семена Яновского.

Семья Яновских в 1934 году поселилась и до 1851 года жила в двухэтажном каменном доме, который и поныне стоит на углу улиц Дзержинского и Луначарского. Это была казенная квартира, которую по обыкновению занимал директор калужских училищ. Гимназия совсем рядом — через дорогу.

Закончив пять классов, Иван Яновский решил пойти по стопам отца и старшего брата Александра: поступил в Морской корпус. Это военно-морское учебное заведение, находившееся в Санкт-Петербурге, в то время считалось элитарным. Из его стен вышли почти все морские офицеры, составившие честь и славу российского флота в XVIII — XIX веках.

В 1849 г. Иван Яновский в звании мичмана был направлен в 28-й флотский экипаж Черноморского флота. Из офицеров и матросов этого экипажа комплектовались команды линейного корабля «Варна», фрегата «Мидия», транспортов «Килия», «Аккерман» и «Портица», а также парохода «Могучий» и паровой шхуны «Аргонавт». В 1853 г. 28-й экипаж переименован в 45-й. Служить на кораблях Черноморского флота в то время было почетно, но очень нелегко: главнокомандующий флотом адмирал Владимир Алексеевич Корнилов почти ежедневно устраивал смотры, маневры и учебные артиллерийские стрельбы.

Турция, которой Францией и Англией была обещана поддержка, первой начала военные действия против России. Первые выстрелы со стороны турок раздались 11 октября 1853 года при прохождении нашей Дунайской флотилии вверх по реке. Столкновение военных флотов двух держав на Черном море стало неизбежным.

В ноябре боевой парусник «Варна», на котором служил Иван Яновский, находился в составе эскадры, двинувшейся в штормовую погоду к Синопу, где сосредоточились турецкие военные корабли. Но экипажу «Варны» не суждено было принять участие в славном походе: в самом начале пути на корабле открылась течь, и по приказу главнокомандующего князя Александра Сергеевича Меншикова парусник вернулся в Севастополь для ремонта.

После Синопского сражения Турция осталась практически без военного флота. Но России предстояла трудная борьба с более развитыми странами — Францией и Англией. Позже к ним присоединилась Сардиния. Флот новых противников России был полностью паровым, по своей маневренности и скорости намного превосходящим русский парусный. Наша черноморская флотилия имела небольшие корветы с паровыми двигателями, но техническое перевооружение было только в самом начале, российские пароходы не могли противостоять военному флоту союзников.

После военного совета, который провел адмирал Корнилов 9 сентября 1854 г. было решено потоплением парусных кораблей заградить проход в Севастопольскую бухту и выйти на берег с оружием, чтобы сражаться на суше. 13 сентября на рейде Севастополя было затоплено пять линейных кораблей и два фрегата, в том числе линкор «Варна». Накануне затопления судна Иван Яновский вместе с другими офицерами руководил эвакуацией с корабля орудий, боеприпасов и всего, что могло служить обороне на суше.

Из офицеров и матросов 45-го флотского экипажа был сформирован батальон, который первоначально был направлен на защиту северного укрепления. Но в связи с тем, что неприятельские войска отказались от штурма укреплений северной стороны, его перебросили в район Пересыпи (в настоящее время там находится железнодорожная станция).

20 сентября батальон занял позиции на правом фланге батареи капитана II ранга Нахимова. В конце сентября в траншее, примыкавшей к 3-му бастиону с левой стороны, была заложена батарея № 21 на пять орудий.

Эта батарея строилась саперами и матросами «Варны» под руководством мичмана Ивана Яновского, поэтому и получила впоследствии его имя — «батарея Яновского». Она противостояла английским батареям, которые по количеству орудий и их калибру значительно превосходили русские. Но у самоотверженных защитников Севастополя было больше боевого опыта, поэтому намерения союзных войск с ходу взять Севастополь с треском провалились. Началась длительная, 11-месячная осада города, которая свела на нет стратегические планы Франции и Англии, несмотря на их военное превосходство.

Иван Яновский постоянно пребывал на своей батарее, которая вела обстрел неприятеля и сама находилась под огнем противника. В начале октября 1854 года на бастионах Севастополя и укреплениях Малахова кургана разгорелся крупный бой, который начался массированным артиллерийским обстрелом англичанами наших позиций. Капитан-лейтенант Александр Жандр писал в своих воспоминаниях: «Всего действовало с английских батарей по нашим укреплениям 71 орудие, а с нашей стороны отвечали им только 54 орудия:3-й бастион был приведен в полуразрушенное состояние. Смежные батареи: № 27 (Артюхова) и № 21 (Яновского) — также были сильно повреждены:»

Однако русские ночью быстро восстановили бастионы, заменили подбитые орудия и не уступили своих позиций. Учитывая опасность направления, в конце октября на батарее Яновского были проведены работы по ее расширению до фланга 3-го бастиона. На новом участке мичман Яновский с матросами установил еще три 36-фунтовые пушки-карронады. Усилены были также и соседние батареи.

4 апреля 1855 г. Иван Яновский был ранен, но остался на своей батарее. Особенно жарким был бой 6 июня, когда англичане открыли ураганный огонь по позициям 3-го бастиона и прилегающих к нему батарей, пытаясь прорвать оборону на этом участке. Все комендоры на батарее Яновского были перебиты. Но пушки продолжали вести прицельный огонь по врагу: Иван Яновский, оставшись у орудий в одиночестве, сам заряжал их и стрелял. На помощь ему пришли пехотинцы Суздальского пехотного полка под командованием Федора Дарагана и солдаты 6-го саперного батальона, возглавляемые прапорщиком Михаилом фон Зиген-Корном. В ходе боя, перешедшего в рукопашную схватку, войска противника понесли большие потери и были отбиты.

Во время бомбардировки Севастополя 8 июля 1855 года Иван Семенович был ранен вторично. На этот раз очень тяжело. Сестра милосердия Крестовоздвиженской общины Анна Крупская оставила в своих воспоминаниях следующие строки: «Я перешла в северное укрепление; там был главным доктором г-н Белоусов, а ординатором г. Рейниш. Палата наша была устроена в черезвычайно опасном месте, так что бомбы летали через крышу. В этом-то северном укреплении находился раненый мичман И.С. Яновский, молодой, храбрый, красивый мужчина; он пробыл 8 месяцев на Малаховом кургане безвредно, но однажды опустился в блиндаж и бомба, пробив потолок, оторвала ему ногу. Операцию ему сделал г-н Белоусов. Раненый был очень терпелив, переносил операцию и болезнь без ропота, но я боялась, чтобы он не получил лихорадки, к несчастию, мои опасения сбылись. Часто навещал его смотритель Комаровский, который, входя, спрашивал: «Что, сестра, каков наш красавец?» Но вскоре наш красавец от лихорадки и ран скончался:»

В этих воспоминаниях сестры милосердия есть неточность: Иван Яновский был тяжело ранен не на Малаховом кургане, а на 3-й дистанции, где и находилась его батарея. Лейтенант Яновский умер от ран 15 сентября 1855 г. Он похоронен на Михайловском кладбище Севастополя. Могила его, как и могилы многих защитников славного города, к сожалению, не сохранилась, на этом месте сегодня находится жилой массив. Звание лейтенанта ему было присвоено незадолго до смерти. Участвуя в обороне Севастополя с 13 сентября 1854-го по 8 июля 1855 г. Иван Яновский был награжден орденами св. Владимира IV степени с бантом, св. Анны III степени с бантом и золотой саблей с надписью «За храбрость» (с 1913 г. — «Георгиевское оружие»).

Иван Семенович умер на 25-м году жизни, не успев обзавестись семьей. На нем пресеклась морская династия калужских дворян Яновских. Старшего брата Александра, по стопам которого пошел Иван, ждала не менее драматичная судьба. Бывший морской офицер, в 1861 году он стал монахом Оптиной пустыни под именем Христофора. Известно, что он состоял в Иерусалимской миссии, которую возглавлял тоже наш земляк, духовный писатель, архимандрит Леонид, в миру Лев Александрович Кавелин (1822 — 1891 гг.). Вернувшись из-за границы, о. Христофор стал монахом Тихоновой пустыни, где с 1864 года пребывал монахом и его отец Семен Иванович Яновский.

После смерти отца, который скончался в Сретенском скиту 19 января 1876 года, о. Христофор во время поминальной службы по родителю нечаянно столкнул на пол керосиновую лампу и, получив сильные ожоги, умер 25 апреля. Похоронен в Тихоновой пустыни рядом с отцом, как схимник. К их могилам было паломничество со всей России.

Средний брат, Николай Семенович Яновский, который был на год старше Ивана, посвятил себя гражданской службе. И весьма успешно: дослужился до тайного советника и несколько раз избирался губернским предводителем калужского дворянства. Именно он в конце XIX века, когда престарелые участники обороны Севастополя решили издать еще одну книгу о своей боевой молодости, прислал в Петербург портрет брата Ивана и краткие сведения о нем.

Россия, как известно, страна с непредсказуемым прошлым (с)
Si vis pacem, para bellum.



кто такой яновский в калуге:Иван Семенович Яновский — отправлено в НАШИ ЗЕМЛЯКИ: Если имена морских офицеров, участников героической обороны Севастополя 1854 — 1855 гг., уроженцев земли Калужской Михаила Федоровича Белкина и Петра Афанасьевича Чебышева хорошо известны историкам и краеведам, то имя Ивана Семеновича Яновского долгое время оставалось в тени. Виной тому его ранняя гибель на крымской земле и крайне малое количество материалов о нем в калужских госархивах. Иван Семенович родился в 1831 году в Калуге в семь…